Оставить заявку на расчет

В ДФО принцип привлечения инвестиций пока не работает на всю мощь.

06.03.2018
В ДФО принцип привлечения инвестиций пока не работает на всю мощь.

Быстрое укрепление российско - китайских экономических отношений открывает странам хорошие перспективы для реализации тех масштабных планов, которые руководство России наметило на Дальнем Востоке еще несколько лет назад. Как сообщил представитель Министерства РФ по развитию Дальнего Востока Григорий Смоляк, новая экономическая политика федерального центра за три года позволила привлечь в проекты развития в Дальневосточном федеральном округе более 2,2 трлн. рублей инвестиций. Больше половины этих средств — 1,4 трлн. рублей и 235 проектов — была направлена в территории опережающего развития (ТОР) — таковых в ДФО создано уже 17. В конце прошлого года, по словам Смоляка, было введено в эксплуатацию еще около 60 новых предприятий, а к 2025 году должны заработать все 578 проектов, заявленных в настоящее время. Ряд независимых экспертов признают, что успехи последних лет в деле развития Дальнего Востока неоспоримы, но при этом обращают внимание на отдельные детали, предвещающие высокий уровень риска.
    «Инвестиционные механизмы на Дальнем Востоке идентичны тем, что есть в других странах мира, они вполне адекватные и рабочие. Но большая часть привлеченных в Дальний Восток крупных инвестиций - это деньги государственные или окологосударственные, а еще одно важное препятствие - отсутствие больших резервов рабочей силы. Завозить туда китайцев и развивать производства, ориентированные на экспорт, было бы странно», — говорит руководитель портала «InfraNews» Алексей Безбородов.
    Кроме того, по мнению Безбородова, преждевременно говорить о том, что в ДФО полноценно заработал механизм привлечения инвестиций и грузопотоков, который был бы схож с портом во Владивостоке. «Основной принцип таможенной экстерриториальности там не реализован: на территории порта присутствуют наши таможенные органы и различные контролирующие структуры, и пока они будут находиться внутри, а не у забора, никакого свободного порта не будет, — отмечает эксперт. Конечно, резиденты там появляются, кто - то в какие-то проекты инвестирует, но по - настоящему глобальных строек и инфраструктурных инвестиций там не появилось — именно по тем причинам, что я обозначил. Пока эта ситуация не изменится, рассчитать инвестиции в проекты будет невозможно, а говорить о свободном порте — бессмысленно».
    С другой стороны, механизм Свободного порта уже вызвал существенное увеличения интереса инвесторов — подписаны десятки соглашений о планируемой реализации проектов в створе этих транспортных коридоров. Причем, большинство из них касаются не чистой логистики, а сопутствующих сервисов и производства. «Это правильно, так как основной смысл развития транспортных коридоров — это не рост грузопотока самого по себе, а создание вокруг него зоны ускоренного развития», — констатирует эксперт, напоминая, что резиденты с китайским капиталом присутствуют уже в шести дальневосточных ТОР (Амуро - Хинганская, Приамурская, Надеждинская, Кангалассы, Хабаровск и Михайловский). Крупнейшие из заявленных проектов действительно имеют сырьевой характер, будучи нацеленными на первичную переработку нефти и сельскохозяйственной продукции с последующим вывозом в Китай. Но есть реальные планы и по более технологичным производствам, например, выпуску строительной техники.
    Здесь возникают уже новые ограничивающие факторы, исходящие от китайской стороны и имеющие геоэкономический характер. По словам источника, Китай, как крупная промышленная держава с массовым производством, сейчас принципиально заинтересован в том, чтобы на фоне ухудшения торговых отношений с США увеличивать долю своих товаров на рынках третьих стран, включая Россию. Противопоставить этому натиску сопоставимые промышленные успехи Россия пока не в состоянии. Импортозамещение у нас ощущается главным образом в сельском хозяйстве, а за его пределами — где само получится.
    Дальнему Востоку в рамках этой модели отведена роль главным образом транзитного региона для китайских товаров и зоны добычи и первичной переработки сырья, которое направляется в КНР. Развитие региона упирается в дилемму развиваться, как китайская промышленность на границе с Россией, либо российская — на границе с китайской. Выбор сделан в пользу китайской промышленности. Теперь, при развитии российского сырьевого сектора и близкой к нему переработки, именно в это сделаны инвестиции.

Добавьте комментарий
необходимо указать имя
необходимо указать контактные данные
необходимо оставить комментарий

Спасибо за оставленное мнение!

Ваш отзыв будет размещен после проверки модератором